ЧП армейского масштаба

Недавно в Витебске завершился судебный процесс, где в качестве обвиняемого выступал 19-летний солдат-десантник срочной службы. Он признан виновником ДТП на территории воинской части, в результате которого погиб его сослуживец.

В ВЫЕЗДНОМ ФОРМАТЕ

30 июля в расположении 103-й отдельной гвардейской мобильной бригады состоялось выездное заседание суда. Николая Атрушкевича признали виновным в нарушении правил управления или эксплуатации боевой, специальной либо транспортной машины, которое по неосторожности стало причиной смерти человека (часть 2 ст. 464 УК). Обвиняемый по приговору суда получил 2 года лишения свободы с испытательным сроком на такой же период. Он также на 5 лет лишен права управления транспортными средствами. К нему применена ст. 78 УК (осуждение с условным неприменением наказания). То есть суд не приведет в исполнение назначенное наказание, если в течение двух лет испытательного срока осужденный не совершит новое преступление и будет выполнять возложенные на него судом обязанности. Во время испытательного срока за осужденным будет осуществляться профилактическое наблюдение.

Приговор, надо сказать, мягкий. Но и судьи, и следствие, и сослуживцы понимали: к трагедии привела цепочка случайностей.

– Я осознаю, что виновен. Хотел бы принести извинения родителям погибшего сослуживца, – раскаивался в суде Николай.

Он вполне осознанно отказался от услуг адвоката, зная, что в случившимся виноват только сам, и отрицать очевидное не собирался. Единственным, что он представил в свою защиту суду, было ходатайство сослуживцев, которые просили суд смягчить наказание.

Мать и отец погибшего 20-летнего Виктора Калачинского в суд не явились, написав заявление о рассмотрении дела без их участия. Формально данное решение было мотивировано семейными причинами. Фактически они понимали, что сына уже не вернуть и в тот злополучный день произошла фатальная ошибка. Да и не хотели лишний раз бередить душевные раны. Кроме того, они не заявили исковых требований, а по поводу наказания обвиняемому сообщили, что полагаются в этом вопросе на решение суда.

ФОРСУНКА СТЕКЛООМЫВАТЕЛЯ

Трагедия произошла 22 апреля. За день до этого витебские десантники вернулись из Бреста, где на одном из полигонов проходили учения.

Николай Атрушкевич пояснил, что сразу после прибытия в часть военнослужащие разгрузили имущество, умылись и легли спать. Было уже поздно.

На следующий день технику планировалось перегнать на летний полигон. После построения и медосмотра солдатам было предписано находиться у своих автомобилей, а также еще раз проверить, все ли выгружено. В армии за каждой конкретной машиной закреплен военнослужащий, и садиться за руль «чужой» без приказа командира категорически запрещается. Но в той ситуации вышло несколько иначе.

Николай Атрушкевич был закреплен за автомобилем КРАЗ-255. В то утро по его машине вопросов не было, и он находился в кабине в ожидании дальнейших распоряжений. Тут к нему обратился рядовой Прокопчук с просьбой дать иголку, чтобы прочистить засорившуюся форсунку стеклоомывателя. Под рукой ее не оказалось, и Николай решил помочь товарищу в устранении неполадки.

– Я сел на водительское сиденье МАЗа, нажал на кнопку, но форсунки не работали, – пояснял в суде военнослужащий. – Тогда Прокопчук (он стоял на переднем бампере, занимался форсунками. – Авт.) попросил проверить, включено ли зажигание. Я говорю: «Вроде бы включено». Он – мне: «Посмотри еще раз». Я чуть повернул ключ, раздался щелчок, и сразу двигатель начал запуск. Машина два раза рванула вперед, проехала метра полтора-два, столкнулась с впереди стоящим МАЗом с прицепом и заглохла. Когда началось движение, я пытался остановить, но не успел.

Их сослуживец Виктор Калачинский в тот момент находился между транспортными средствами, его придавило. Вскоре прибыли медики воинской части, потом – скорая. Пострадавшего госпитализировали. На следующий день он умер. До дембеля парню оставалось 18 дней…

ПОСТОРОННИЙ

Обращаясь к рядовому Прокопчуку, судья заметил:

– У вас на водительском месте оказался человек, не закрепленный за этим автомобилем. Он хоть раз за рулем МАЗа сидел?

– Никак нет.

– Фактически вы посадили за руль постороннего человека. И задачу проверить форсунки вам командиры не ставили. Но раз уж возникла насущная необходимость устранить неполадку, вы сами должны были находиться за рулем, а не обращаться к Атрушкевичу.

Прокопчук соглашался с каждым утверждением судьи.

Командир инженерно-технического взвода лейтенант Сергей Бузюма подтвердил, что у военнослужащих был приказ проверить целостность и сохранность имущества, которое находилось в их автомобилях. Что касается Атрушкевича, то его он охарактеризовал как рукастого, разбирающегося в технике военнослужащего.

Отвечая на вопрос судьи, почему сложилась такая ситуация, лейтенант сказал, что, поскольку Атрушкевич всегда был готов прийти на помощь, наверное, он этим и руководствовался, нарушив требования мер безопасности, которые доводятся до служащего.

P.S. Когда автор этих строк учился в автошколе, инструктор требовал до поворота ключом зажигания обязательно выжать педали сцепления и тормоза. Поначалу я не совсем понимал, зачем это делать. Он же уверенно говорил, что так вырабатывается полезный навык: во-первых, с выжатым сцеплением двигателю легче завестись, особенно это актуально зимой, во-вторых, если машина стоит на передаче, она не поедет. С тех пор прошло много времени, а привычка осталась. Николаю Атрушкевичу, судя по всему, инструктор такого не привил…

Геннадий ЗАКРЖЕВСКИЙ, «ТБ»

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.